Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:31 

Дневник с Седова - 2

Черногривка_коняшка
4 день. 14 июня
С утра объявили дождь и отмену утренней зарядки.
Вчера на инструктаже Григорий пророчил на сегодня в час дня примерно учебную тревогу: сбор и построение на палубе под капитанским мостиком с ГТК в зубах. Если сверху скажут - будем одеваться. Норма времени - 2 минуты на полностью самостоятельное надевание гидротермокостюма.
Учебная тревога была около пяти. Самостоятельно упаковаться в ГТК не удалось, мы с Машей смухлевали и помогли друг другу вытянуть трубки для поддува подушки, договорившись в случае чего падать за борт совместно (там ведь еще фонарики есть, они включаются маленькой кнопочкой, которую нащупать в гтк-ашной перчатке совершенно невозможно. Да что там кнопочка, такой перчаткой и сам фонарик не очень-то найдешь). Никита надевал спасжилет, так как гтк его размера на корабле нет. Хуже всего пришлось немцам, среди которых были весьма крупные экземпляры (по всем трем измерениям превышающие допустимые размеры для имеющихся на борту гидротермокостюмов). Они старательно упихивали одного апполона чуть не в шесть рук, но так и не смогли упихнуть его целиком. Всем было весело.
После отмены учебной тревоги все упаковали обратно свои гтк и вылезли на палубу, взбудораженные и ошалевшие от свежего воздуха (гтк не предполагает поступления внутрь никаких посторонних субстанций, будь то вода или воздух), в поисках каких-нибудь занятий или хотя бы разговоров.
Не успели мы сообразить, чего бы такого (на)сотворить, как объявили парусный аврал. Поднялся ветер, убирали оставшиеся косые паруса, чтобы внезапным порывом ветра их не порвало (в кругосветке так порвало грот-стень-стаксель на нашей мачте). Наши курсанты несколько раз скатывали и раскатывали парус, пока Саша не остался доволен результатом. На втором гроте парус укатали с первого раза, но старший боцман сказал, что укатали они его плохо: в узкой части, где легко, часто и туго обмотали веревкой, а широкая часть оказалась практически не обмотана, расфуфыренная вся. Ничего, сказал Николай Михалыч, вот поднимут их разок ночью на парусный аврал из-за того, что плохо увязанный край ветром разнесло, попыхтят они в темноте, на ветру над вырывающися стакселем и в следующий раз будут укатывать, как следует. Добрый))). Зачем ребят пилить, ругать, придет время - сами на собственной шкуре все прочувствуют и поймут. Работа - она же не волк, в лес не убежит, все равно дождется своего часа, пусть не сейчас, так ночью.
А днем после обеда я еще успела подняться на опущенный верхний марсель - подвязать сезневки на левом ноке. Хотя пока я добиралась туда, ребята-курсанты практически все подвязали, но мне милосердно дали возможность тоже попробовать.
Самое страшное и сложное оказалось - подниматься от марсовой площадки, там ванты идут под отрицательным углом, хоть и очень небольшим, но мне и этого хватило (вообще-то, конечно, угол там положительный, но это он с другой, лицевой, стороны такой, и сторона эта уже занята до нас повернутой влево реей, а с реей особо не поспоришь и так запросто ее с вантов не сгонишь - уж очень она железная и тяжелая - приходится уступить и лезть по тыльной стороне). К счастью первую половину пути (и пути-то все метра два-три, наверно) идешь, плотно прижатый к вантам снастью, веревочной, металлической, всякой разной, но главное такой тугой, что никакой страховки не надо.
На рее тоже было интересно: втискивать и выпутывать ноги и ботинки из снастей, пытаясь не спутать их с пертами, по которым надо идти. Но там уже хоть и сложно, но все-таки не очень страшно, потому что на рее есть страховочный леер, к которому сразу цепляешься и чувствуешь себя более уверено (Григорий пообещал, что страховочный пояс в случае падения сломает позвоночник, но на палубу упасть не даст, так что опасаться нечего)))). На середине реи я протиснулась мимо очередного троса, обмотанного медведкой (устроенная по принципу коврового ворса пушистая веревка для защиты от трения соприкасающихся со снастью частей корабля, будь то ткань паруса или деревянные части) и в конце концов добралась до нока, где курсант практически все подвязал уже, увидел меня, удивился, но сжалился и дал тоже узелок завязать.
На обратной дороге я застряла в той самой медведке намертво. Как-то ведь я в первый раз мимо пролезла. Здорово, но непонятно. В этот раз все мои дерганья и попытки пропихнуться между медведкой и реей ни к чему не привели. Курсант, шедший за мной, меня спас. Дальше я уже относительно гладко (не считая застревающих между реей и снастями ботинок) добралась до марсовой площадки. Там я пропустила курсанта вперед и осталась пофотографировать - мой подъем на рею был внезапным и незапланированным, поэтому фотоаппарат оказался у меня в кармане. Обычно же вроде полагается оставлять всякую ненужную всячину, когда лезешь наверх (если лезешь делом заниматься, а не фоткаться;)).
После ужина закупились сувенирами.
Ветер поднялся очень приличный. Жаль, что встречный. Хоть воздух теплый, на палубе тепло выдувает моментально. В кубрике теперь слышно, как вода плещет о борт (а может это балластная вода булькает? где она там?). Но качки по-прежнему нет. Седов идет на двигателе и легкие бурунчики в море ему нипочем.
Вечером сходили на лекцию с курсантами по пожарной безопасности. Лекцию вел 4ый помощник капитана Семен-не-помню-как-его-по-отчеству. Представляясь, он сказал, что пока они (курсанты) не окончили институт и не пришли на корабль матросами-офицерами, он для них не Сема, а Семен-и-как-там-дальше. Все поржали, но правила игры приняли. Он сам молодой парень, еще учится. Лекция была интересная, познавательная и веселая, у Семена отличное чувство юмора. Но после лекции курсанты больше обсуждали, насколько жена Семена старше (ему 24, а ей-то уже чуть не 28, а то и все 30 - старуха, прикинь). А жена - девушка весьма колоритная, маленькая, фигуристая, с копной медных вплетеных косичек до пояса, любительница загорать топлесс на площадке под грот-стень-стакселем. Как она загорать, так курсанты все бегом к своим боцманам - проситься тренироваться на мачты лазить.
Вчера вечером была лекция по судовому устройству, а мы ее пропустили, жаль. Зато мы в это время на мачту лазили.
Завтра воскресенье.

5 день. 15 июня, воскресенье
На палубе сильный ветер, по правому борту впереди в дымке еле видна земля.
Сходила на зарядку. (Никита на зарядку не встал. В отместку я умылась и почистила зубы без него, и в туалет тоже его сопровождать отказалась.) На нашем борту зарядка была просто позорная. Стояли, носком палубу ковыряли, ломая ручки, и ворон ловили, кося на капитанский мостик. Напротив на левом борту толпа качков с фока зарядилась по полной.
С утра (с вечера) все болит - спина, плечи, руки-ноги. Еще к тому же шею ночью свернула.
На утренней малой приборке (большая приборка - накануне прихода в порт - мытье палубы, мостика и всего, что моется, наведения марафета везде, где марафетится), мы циклевали и шкурили два блока марсофала. После пары дней наших намеков, напоминаний и нытья, Евгений сдался, хмыкнул, пожал плечами "ну если вы так просите, пожалуйста, будут вам блоки", выделил нам пару блоков и пару курсантов, цикли и шкурки... Бедные курсанты прокляли свою судьбу (да и мы тоже слегка поостыли в рвении), слова Евгения, обращенные к нам, мол, сами просили, они восприняли на свой курсантский счет и чуть не отправились в крестовый поход искать среди своих тех благодетелей, которые так хотели чистить блоки. Мы решили не лезь с откровениями - работка и впрямь адская, так и по шее схлопотать недолго от бедных курсантиков. То ли дело медь чистить - дунул-плюнул-потер как следует - и она уже блестит и сверкает, а тут - скребешь-скребешь, шкуришь-шкуришь, уже мокрый весь, а не то что черноту подгнившего дерево, даже лак соскрести не удается.
После приборки мы помогали в парусной мастерской. Мастер пришел к нам на мачту и попросил пару человек в помощь. Саша с Евгением повозмущались, почему за помощью идут на первый грот, Евгений сказал, потому что он такой добрый и не отказывает. Но на самом деле оказалось, потому что это стаксель первого грота. Парусная мастерская находится под баком, на носу. Маленькая, с низким потолком (еще более низким, чем везде), душная или шумная (когда включена вентиляция - прохладный воздух рьяно шарашит прямо из вентиляционной трубы, завернутой в сторону швейной машинки, стоять под такой вентиляцией очень здорово). Мы пришли с Никитой и двумя курсантами. Нужно было подтаскивать парус и подавать ткань под иглу. Парус очень большой (кажется самый большой из всех стакселей) и тяжелый (150 кг). Ткань жесткая, толстая, неповоротливая, а на углу - тяжеленная металлическая оковка, которую держал Никита. Ему очень понравилось. Мастер Игорь во время работы рассказывал кучу всего интересного про паруса, корабли, ткани. Еще у него в мастерской всегда музыка. Приятно работать. Никита был в полном восторге, сказал, что теперь у него есть чем заниматься на корабле (он честно со мной принимал участие в малых приборках, но особого энтузиазма у него такое времяпрепровождение не вызывало.) Весь оставшийся день Никита думал только о мастерской и продолжении работы. Надо будет завтра вытащить парус наверх на шкафут (?), чтобы наметать шкаторины, и потом спустить обратно. А на следующий день мастер наверно будет шить то, что сметали.

6 день. 16 июня, понедельник
Сегодня вечером у нас вахта на руле с 20-00 до 24-00. Будем стоять с Жанной. Она живет в другом кубрике и обитает на фоке (у них там боцман - охотник, любитель рассказывать истории об охоте, собаках и лошадях. А еще он любит вязать узлы. Большой спец по веревкам.) Между мачтами существует негласное соревнование, каждый считает свою мачту лучшей. Митрофаныч, конечно, колоритный персонаж, слов нет. Но наш Евгений и наша мачта лучше всех. А еще на авралах старший боцман всегда нашей мачте помогает.
Из-за разделения по мачтам мы общаемся в основном с трейнизами нашей мачты. Но с Жанной мы тоже хорошо контактируем. Мы с ней товарищи по вере - тоже не ест мяса, поэтому, когда на обед или ужин бывают все блюда мясные, я делюсь с ней нашими хомячьими запасами роллтона и заварного ашановского геркулеса. Жанна очень спортивная и давно лазит на мачту наравне с курсантами, а то и пошустрее их (она вообще не в первый раз на учебном паруснике, до этого была на датском или шведском пару раз, все знает, все может. Фоковцы частенько лазят вверх на тренировки. А второй грот вообще чуть не живет на реях. Как полезут парус укатывать, как зависнут, и только мат-перемат. Тут на капитанском мостике появляется помпоуч и обещает всем наряд, если еще хоть один мат услышит... Действует... на какое-то время.)
Еще сегодня в планах с утра парус и надо бы блоки дочистить и полачить.
Вместо малой приборки с утра объявили парусный аврал.
Седов резко сменил курс, чуть не на 90 градусов, и пошел под ветром.
Ставили фок, верхние и нижние марсели и нижние брамсели, апсель и стень-стаксели 1 и 2 грота. Разворачивали реи - перебрасовывали? брасопили? - зеркально с левого на правый борт. Наверх послали несколько самых шустрых курсантов распустить сезневки. Мы с Никитой стояли на горденях (старший боцман очень благосклонно относится к Никите и если видит, что он мыкается, пытаясь пристроится помогать - подбирает ему дело посильное и нужное). Гитовы и горденя надо было подтравливать при перебрасовке, в основном гитовы, горденя и сами неплохо травятся, их только с нагелей снять надо, а гитовы надо из блока вытягивать и следить, чтобы их наверху никуда не защемило.
Потом Никита еще побегал с марсофалом на подъеме рея верхнего марселя.
И стало заметно покачивать: в голове кружится, глаза сами собой закрываются.
После аврала всех курсантов нашей мачты собрали вытаскивать парус из мастерской на палубу. На шкафуте огромный люк, через него не только паруса, но и всякие пиломатериалы затаскивают (там вроде еще столярка рядом с парусной мастерской). Парус вытаскивали, как огромного удава - голова уже до трапа на верхнюю палубу доползла, а конец еще внизу в люке. Вытащили, Игорь вышел, поругался, что вытащили не на тот борт. Удава подняли и перетащили на тот борт. После этого курсантов отпустили, Игорь растянул парус за два угла, наметил в нескольких местах крепление шкаторины, объяснил нам, как наметывать. На наметку слетелась толпа трейнизов. Всем хотелось попробовать. Для работы - спец инструмент: толстенные длинные иглы, специальные наладонники-наперстки гардаманы. Справились быстро, как раз до обеда. Мастер был доволен. После обеда курсанты спустят парус обратно в мастерскую, и будем помогать отстрачивать шкаторины.
Еще есть задумка раскрутить боцмана фока на починку фока на рее (там посреди паруса дырка). Надо распустить парус, затащить его на рею, найти дыру и починить. Можно заклеить заплатками, можно зашить. Игорь говорит, фоковцы уже 4 месяца обещают сами починить (он предлагал им зашить, но они сказал - сами сделают, вот так уже 4 месяца и делают). На фоке у нас Жанна. Вот мы ее и подрядим подкатиться к боцману насчет починки. А то я давно не была наверху, хочется заняться там чем-нибудь полезным.
Фраза вечера: "Окончить малую приборку. Курсантскому составу собраться в актовом зале для проведения занятий... (у руля беспокойное оживление: а как же футбол, через 40 минут начнется матч Германия-Швецария. Матрос передает вопрос на мостик. На мостике тоже обеспокоены. Через полминуты:) Внимание! Занятия переносятся в связи с проведением футбольного матча."
Вечером доделали наш стаксель в парусной мастерской. Игорь был доволен, что управились за один день. Сказал, что завтра еще доделает кое-что сам, какие-то мелочи, которые проще сделать вручную или нельзя сделать на машинке.
В 8 вечера заступили с Жанной на вахту. (Никита покрутился немного вокруг, пофотографировал закат). Курсантов с занятых нами мест у руля не отпустили, велели быть рядом, впрочем, курсанты все равно были сильно довольны, сказали, у них какие-то жуткие форменный ботинки с каблуками, на которых невыносимо стоять у руля - очень ноги устают, а рядом по палубе слоняться, на борту висеть, пусть даже в тех же самых ботинках - это совсем другое дело.
Всего в вахте 5 курсантов и матрос. Матрос следит за правильностью рулежки и ходит от борта к борту – может, высматривает, все ли на море спокойно? Курсанты делятся - один идет на нос впередсмотрящим, там колокол - рында, чтобы подавать сигналы (1 - препятствие по правому борту, 2 - по левому, 3 - прямо по курсу). Остальные четверо встают на руль. Первый - у приборов, командует рулежкой (лево/право руля, лево помалу, стоп, и т. д.), задние двое следят за временем - позади руля висят часы, отбивают "склянки" - каждые полчаса вахты с одной до 8 склянок, с одного до 8 ударов колокола и командуют сменой у руля - через каждые 48 минут первый курсант уходит впередсмотрящим на нос, его место занимает второй курсант, стоящий рядом, все сдвигаются на 1 человека вперед, а с носа возвращается курсант и встает на руль последним.
Поначалу принцип руления был совершенно непонятен, даже после объяснений вахтенного матроса Миши (кажется, после них я еще больше запуталась - слишком много информации, связанной с понятиями "право", "лево"). У первого рулевого курс плавал от нуля на пять градусов в обе стороны - я вообще ничего не поняла, чего он делает, по какому принципу командует, где должна быть стрелка и что вообще происходит.
В 8-30 я отбила первую склянку - колокол на руле звонкий и очень громкий, особенно, когда над ухом. На носу откликнулся своей кастрюлей впередсмотрящий (голоса рулевого и носового колоколов настолько разные - даже спьяну не спутаешь). Тут как раз объявили парусный аврал - собирать на горденя прямые паруса. Ветра не было, паруса висели тряпками, а как запустили движок, так они вообще назад стали надуваться.
Через 48 минут первый рулевой ушел впередсмотрящим, мы сдвинулись на одного и я оказалась на первом колесе, вторым номером. Новый рулевой ювелирно следовал курсу, с отклонением на полградуса от нуля (на самом деле помимо личного мастерства курсанта тут еще включился в дело двигатель, который тоже сильно увеличил послушность корабля. До того мы шли со скоростью полузла, то есть фактически дрейфовали, болтались, как пробка на воде, а пробке на руль плевать с высокой колокольни). Я начала соображать понемногу, что и как происходит с этой загадочной стрелкой и когда куда надо крутить руль.
Вторые склянки курсанты или Жанна отбили без предупреждения. Все подпрыгнули, оглушенные, и просили в следующий раз предупреждать перед тем как.
К моей смене на руле - 3-ей - уже стемнело, приборы засветились красным. Рулежка оказалась совершенно завораживающим действом. От светящихся приборов буквально невозможно оторвать глаз. Потому что стоит оторвать взгляд, хоть на секунду отвлечься мыслями от стрелки компаса, как уже и не знаешь, куда она идет, что с кораблем происходит, на какое твое действие он сейчас отвечает. А отвечает он медленно: руль давно переложили влево, а стрелка все еще показывает движение в другую сторону, продолжая уходить левее нуля. Потом замирает, начинает понемногу подергиваться вправо, значит и корабль тоже, и значит уже надо потихоньку подруливать вправо, пока стрелка не разогналась обратно, чтобы поймать и остановить ее на нуле, а не в двух градусах правее (Как раз в этот момент вахтенный матрос подходит и задумчиво сообщает, что за отклонение на каждый градус от нуля - наряд. Два градуса отклонение - два наряда на кухню). И так непрерывно всю смену. Мы стояли с Жанной на первом колесе и совместно рулили, обсуждая, когда и на сколько подруливать, уговаривая друг друга, стрелку и корабль возвращаться на ноль и вести себя хорошо. Курсанты на втором колесе вчетвером пели песни и всячески развлекались, кажется, им даже Миша замечание сделал за излишнее веселье (в районе руля полагается сохранять тишину, дабы хорошо слышать команды с мостика. Только какие команды в 11 часов ночи...)
В 4-ю смену я пошла впередсмотрящим. Со мной отправили курсанта - контроль и надзор, ответственность-то вся на курсантах все же, не на туристах. Пока шли на бак, оттуда ударил колокол - препятствие справа (на руле ничего не ответили - безобразие, заснули они там все, что ли?) Мой курсант попросился покурить под баком, я пошла сразу наверх. На носу тьма кромешная (после неотрывного гляденья на светящиеся приборы, особенно) и толпы народа (чего им не спится? Ночь же!). Впередсмотрящий с друзьями болтает, ожидая смены. Увидев меня, сообщил слегка растерянно, что справа - корабль, он отбил, но на руле не ответили. И еще добавил, смеясь: " осторожно, там на полу мужик какой-то валяется, не наступите." Я вовремя глянула под ноги, уже решив, что это просто шутка - там и правда валялось тело, как раз в том месте, куда я собиралась встать. Пришлось идти на другой борт. Вскоре ко мне присоединился курсант. Стояли, трепались за жизнь. Ночью на носу совсем ничего не происходит, совсем ничего не видно, кроме слабых огней на мачтах. В море - чернота, стоишь и пялишься, как дурак, в это ничего, пытаясь разглядеть хоть чего-то, чего там нет и в помине. Зато на носу здорово смотреть в небо - вот где очень даже чего есть! такой завал звезд, как будто их рассыпали из мешка, да не по штучке через малюсенькую дырочку - крохотных и тусклых, как в Москве, а прямо все скопом, как будто у мешка разом дно оторвало - огромные, и поменьше, яркие, сияющие, как алмазы английской короны, по всему небу, в таком количестве, что среди них с трудом удается найти знакомые созвездия. Удивительный и прекрасный светящийся хаос - небесная сокровищница.
После носа я еще постояла последним номером на руле. Жанна была на носу, поболтать было не с кем, я смотрела на приборы и, когда нервы не выдерживали, тихонько подсказывала курсанту на руле, когда подруливать. Курсант, видно, был не сильно в себе уверен, потому что безропотно следовал всем советам, которые ему приходили не только от меня. Он отвлекался на разговоры своих товарищей, руль крутил помногу (мы с Жанной на рулежке спорили, подруливать на 2 ручки или на три, а он крутил сразу на оборот-два, когда стрелка уходила далеко и заставляла его нервничать, только поздно он это делал, вот корабль и ходил туда-сюда), поэтому советы были кстати.
С вахты сменились в 00 часов. Принимающая вахта только с третьего раза смогла повторить курс, повеселили всех ребята (конечно, после 4 часов следования заданному курсу, для любого из нас было не проблемой повторить это все, а вот когда мы принимали вахту, я вообще ничего не поняла и не запомнила, а принимающий - первый на руле - чудом, но повторил курс с первого раза: 350 градусов по гирокомпАсу, 325 градусов по магнитному компАсу. А смена перед нами сказала "по кОмпасу" и с мостика их отчитали - тоже еще сухопутные крысы, забыли, где находятся - и велели повторить правильно)))

@темы: УПС Седов

URL
Комментарии
2014-08-08 в 16:45 

Aily-aika
Огоо, отчетец! Жду продолжения :)

Не хочешь к нам на дачу приехать? Посидим у костра, песни под арфу попоем? А то сейчас начнется учебный год, уже времени не будет. Дед к нам за 35 мин доезжал. Комаров особо нет, только как совсем стемнеет вылезают.

2014-09-16 в 13:50 

Черногривка_коняшка
О! Привет. А мне только сейчас пришло сообщение об этом комментарии.
Насчет продолжения не уверена... Где-то у меня бумажка потерялась с записями, я не все успела на компьютер перенести. Хотя что-то еще в электронном виде, может, осталось. Погляжу.

URL
   

пустая лужайка

главная